Самое

Авторский сайт
Александра Кирша

Лучшее у других

Видео

Loading...

Видео

Еще видео

Футбол

Картинная галерея

Мимо денег (Не плательщик НДС возвращает неоплаченный товар: поставщик может откорректировать налоговые обязательства)
Красное сторно? Красной кровью! (В декларации по НДС не отражают ошибочные НН и РК к ним)
Последний долг фирмы (Правила налогообложения дивидендов при ликвидации юрлица)
[Не]живая продукция (Итак, к сельхозпродукции (сельхозтоварам) относятся: живые животные и продукты животного происхождения; продукты растительного происхождения; жиры и масла животного и растительного происхождения; готовые пищевые продукты и прочее.)
Еще картинки>>>

Простота лучше воровства

Сначала — как бы о налогообложении.

Украинские налоги сегодня не критикует только ленивый. В самом деле, отечественное налогообложение сполна характеризуют:

предпоследнее место в мире по рейтингу налогового администрирования;

невозможность платить налоги не выходя из правового поля из-за отсутствия единообразно трактуемых правил;

ориентация на письма, а не на законы (решения же судов, как и необобщающие налоговые разъяснения, носят индивидуально-коррупционный характер);

сочетание фантастической сложности (и внутренней противоречивости/нелогичности) постоянно изменяющегося законодательства с его удивительной фискальной неэффективностью (2 последних года в официальных правительственных концепциях констатировалось, что даже по такому «собираемому» налогу, как НДС, 88% приходится на неизбегаемый ввозной, а все, что находится за пределами «паразитизма в квадрате» — вывоза капитала за рубеж, таким образом, даже этим налогом почти не облагается (ну никто же не скажет, что на внутренний объем добавленной стоимости приходится лишь 12%!);

выполнение налоговым механизмом устрашительно-карательной функции и даже функции искусственной занятости (бухгалтеров, аудиторов, консультантов, финдиректоров, налоговиков, фондовиков etc) не в дополнение к функции фискальной, а практически вместо нее;

«позвоночный» принцип пополнения бюджета в экстремальных ситуациях («заплатите [вариант: предоплатите наперед], а не то придем проверять»;

собирание хоть чего-то лишь на основе того, что глупые директора забыли заинтересовать своих бухгалтеров/финансистов в легальной налоговой минимизации, и полная неготовность системы налогообложения к ситуации, когда все директора со своими налоговыми учетчиками вдруг внезапно договорятся.

С возмещением НДС — кино отдельное: его уже собираются возмещать... горохом и прочими продуктами!

Все перечисленное говорит о том, что глобальные перемены давно назрели-перезрели, в связи с чем заниматься вместо налоговой революции всего лишь налоговой кодификацией (называя это «подготовкой Кодекса») уже просто преступно.

Налогообложение находится в настолько глубокой яме, что любое движение окажется направленным вверх — так же, как любое движение от южного полюса направлено всегда на север; и несмотря на это имеет место абсолютное отсутствие политической воли к сколько-нибудь кардинальному налоговому реформированию. Слишком велика зависимость от мутной воды, чтобы ее расплескивать,— вот чиновники ее и защищают, ибо всех устраивают сложившиеся неписаные правила (типа «столько-то в бюджет, столько же нам — и мы уходим, а акт пишите сами»). Кроме, конечно, государства, но от его имени выступают как раз те, кто кровно заинтересован в непрозрачности фискальной системы.

Между тем, именно простота и прозрачность делают налогообложение не только некоррупционным, но и неизбегаемым: вся налоговая химия, все минимизации, все — в том числе находящиеся «под крышей» — конвертации только на запутанности сверхсложного законодательства и держатся.

Свободна от всего этого только теневая экономика, чем и обусловлен ее небывалый расцвет (кстати, спасший страну от гораздо более глубоких последствий кризиса: там, где экономику не добивала власть, она выжила).

Если же есть желание не загонять в тень, а делать приемлемым свет, то упрощение налогового законодательства альтернатив не имеет. Распространение принципа «процент от оборота» не только на мелкий бизнес, а на всех является для сегодняшней Украины единственно возможным решением.

Наряду с простотой и прозрачностью, а следовательно, неизбегаемостью (налоговое маневрирование начинается только тогда, когда в расчете облагаемой базы появляется вычитаемое), а также наряду с возможностью всем предприятиям существенно сэкономить на финбухштате, обложение оборота обладает еще вот каким бесспорным преимуществом:

облагая в равной степени все элементы стоимости, оно не является дестимулирующим эффективное производство — в отличие от обложения именно прибыли или добавленной стоимости, которое заинтересовывает лишь в материалоемкости, убивая интерес к получению дохода.

Так вот, вдобавок ко всему обложение оборота, включая в облагаемую базу в том числе и затраты, по этой причине еще и более справедливо — ибо:

в любом потребленном ресурсе есть неоплаченная «природная составляющая» (сверх затрат на ее добычу/транспортировку), которая не связана с трудом или импортом;

да и в оплаченной части все равно есть неоплаченная способность результатов прошлого труда к их умножению при наложении на них «эффекта системы»;

наконец, налогообложение, будучи для облагаемого субъекта, по сути, «оплатой бесплатного», ближе в этом смысле к затратам как базе (кто больше оплачивает платного, пусть и в оплате «бесплатного» поучаствует тоже больше);

в условиях же инфляции принцип «получил — обложил» гораздо справедливее бандитской формулы «из доходов в новых — обесценившихся — деньгах вычитаем для целей обложения затраты в деньгах старых — несопоставимо более полновесных и твердых — без их пересчета».

Итак, обложение оборота по сравнению с обложением традиционным и проще (а значит — дешевле), и не давит рентабельность/эффективность, и само «фискально эффективнее» ввиду неизбегаемости, и к тому же справедливее! Но в чем же тогда причина всеобщих опасений и сомнений в целесообразности налога с выручки? А в том, что он либо задушит материалоемкие отрасли, либо должен быть дифференцированным по отраслям и даже отдельным договорам или их пунктам (а что же тогда останется от простоты?), каковое всеобщее заблуждение не так давно разделяли и мы.

Причем с трудоемкими отраслями опасения не связаны: да, зарплаты — в составе всего оборота — облагаются, но в такой же степени, как и все прочее, а не в качестве самого облагаемого элемента, как сейчас.

А вот материалоемких всем жаль: у них, мол, обложится в том числе и «большое чужое»! Хотя когда на это самое «чужое» накручивается рентабельность, как на «свое» (неважно, что ее накручивает рынок: последний все равно учитывает «общую тяжеловесность» продукта, не особо разделяя, где «свое», где «не свое»), то это воспринимается нормально!

То есть — как получать приходящуюся на прошлый труд (в том числе на сидящую в нем прибыль!) прибыль новую, то она, прибыль, в самый раз, а как включать тот же прошлый труд в базу для обложения, то почему-то «Караул!» Отчего же?

Рассмотрим числовой пример. Пусть при равной (для корректности сравнения) добавленной стоимости (без прибыли — точнее поэтому «добавленной себестоимости») — 20% — и равной (для той же корректности) рентабельности — 30% — у одного материальные затраты большие (100), а у другого — нулевые. Тогда при равной ставке налога с оборота — условно 20% — у первого остается после обложения:

(100 + 20) х 1,30 х (1 – 0,20) – (100 + 20) = 156 х 0,80 – 120 = 4,8,

а у второго:

20 х 1,30 х (1 – 0,20) – 20 = 26 х 0,80 – 20 = 0,8.

То есть материалоемкие все равно в выигрыше! Да, «лишние» 100 х 1,30 = 130 попали под налог, из-за чего он вырос на 0,20 х 130 = 26, но и накрученная прибыль оказалась не каких-то 20 х 0,30 = 6, а целых (20 + 100) х 0,30 = 36, то есть на 30 больше, и эта «лишняя» прибыль (30) — посущественнее, чем «лишний» налог (26).

В общем виде (формулы — тут: http://www.samoe.in.ua/index.php?pub=354) легко доказывается, что при рентабельности выше, чем с х (1 – с), где с — ставка налога в долях от 1, чистая прибыль у более материалоемкого всегда выше.

Элементарные преобразования (см. их там же), которые даже как-то неудобно называть алгебраическими, показывают, что данное несложное условие выполняется в том случае, если уровень налоговой нагрузки — удельный вес налога в выручке — ниже удельного веса прибыли в ней же, то есть когда прибыли хватает на налог с оборота.

Невыполнение же такого условия говорит о недостаточности всей прибыли на налог исходя из общегосударственного норматива налоговой нагрузки (каковой симпатичный показатель налоговики негласно — а иногда и гласно — почитают уже сегодня). Но означает подобная недостаточность не то, что налогообложение должно подстраиваться под такие клинические ситуации, а необходимость изменения самих ситуаций, имеющих реальной причиной фактическую убыточность предприятий, живущих лишь вследствие более низкой, чем в среднем по стране, налоговой нагрузки на единицу выручки. Или — проще говоря — вследствие закамуфлированного факта уплаты приходящейся на их оборот налоговой массы другими предприятиями.

«Ах, у них — только мозги, а у нас — золотое сырье, как же нас облагать по единой ставке?!» Так вот, тем, у кого золото вместо мозгов, надо бы осознавать, что база для накрутки рентабельности (да, повторимся,— рынком) у них значительно выше, как ни прискорбно это звучит. И по-хорошему, уж если нормативы дифференцировать, то неизвестно еще кому давать больший: тем, у кого в затратах только зарплата, или тем, у кого еще золотой довесочек, хорошенько взвинчивающий и прибыль...

Однако все уже привыкли, что трудо(умо)емкость — из-за платежей юр(!!!)лиц страхфондам — это самый облагаемый фактор цены, в то время как за накрученную [на золото] прибыль достаточно откупиться такой же (в %) долей прибыли, как и у тех, у кого такой базы нет.

Продолжение игры с формулами (можно, правда, обойтись и без них) прекрасно иллюстрирует то, что при равной ставке налога с оборота и равном (для сопоставимости) фонде зарплаты для получения равной чистой прибыли, оставшейся после налогообложения, достаточно при большей материалоемкости иметь и более низкую рентабельность, чем при меньшей материалоемкости (алгебру — см. всё там же). То есть опять же: если дифференциация ставок налога с оборота по отраслям и нужна, то лишь для того, чтобы более материалоемким ее увеличить, а не наоборот, как почему-то принято считать...

Однако даже и равная для всех ставка будет несомненным шагом вперед, так как ничего плохого в дестимулировании самоедской экономики нет.

Если же рынок необходимую рентабельность не обеспечивает (а производство тогда вообще теряет смысл), нужно просто объединяться с поставщиками в единые вертикально интегрированные комплексы, уменьшая тем самым повторные накрутки прибыли на одно и то же, а бывшая прибыль поставщиков перекочует из затрат предприятия в его собственную прибыль.

Ну а низкая рентабельность искусственно разделенного на этапы/переделы производства является столь же искусственной, как и это разделение, а потому легко «лечится» интегрированием, позволяющим избежать главного фактора нашей инфляции — неадекватности затрат (взвинченных многоэтапностью) реальной ценности конечного продукта.

Заставить сбросить балласт излишнего деления на переделы, тем самым выжав этот достаточно легко выжимаемый и весьма реальный резерв повышения эффективности экономики (что практически не требует ни особых усилий, ни особых затрат — в сравнении с любым другим резервом) и есть на сегодня основная задача; кстати, задача не столько налогообложения, сколько антиинфляционная. Ведь давно уже пора начать бороться с самой болезнью, а не с градусником (курсом валют) — отнюдь не самоценным, а лишь показывающим, что болезнь (инфляция затрат; не путать при лечении с инфляцией спроса) у экономики пока присутствует.

Так что прозрачность налогообложения не только упрощает/облегчает его, обложения, процесс, не только препятствует воровству налогов у государства (и заодно, между прочим,— воровству в обратном направлении тоже), не только позволяет получить надежный и не запыленный противоестественным обложением экономический компас, но и является мощнейшим фактором, заставляющим двигаться в нужном направлении заданным курсом. Что позволит изменить в требуемую сторону и курс (тоже курс!) валютный, причем именно в силу экономического оздоровления (меньше искусственных затрат), а не вследствие всяческих ручных манипуляций или замены требуемой денежной массы заемными инвалютными ресурсами, которые давят на рынок, поднимая цены, не хуже, чем деньги просто нарисованные (так нарисованные хоть отдавать не надо)!

Несколько попутных замечаний.

Налог с оборота должен автоматически убрать все остальные налоги (что, разумеется, должно быть учтено при определении его ставки), а уже пусть само государство занимается дележом собранной налоговой массы между всяческими фондами и направлениями, не перекладывая эту работу на предприятия,— за что те, сэкономив на экономическом штате, даже рады будут — во имя простоты обложения и минимизации штрафных рисков, а также в благодарность за сбереженные нервы, прозрачность и четкую перспективу, важную для бизнес-планирования,— платить даже чуть больше, чем сейчас. Простота — как вежливость: и ничего не стоит (Родине), и может быть оценена очень дорого (предприятиями).

Ну, разве что дополнять этот славный налог будут:

ввозные пошлины;

акциз (нивелирующий — в пользу государства — разницу между относительно высокой реальной ценностью и относительно низкой стоимостью, когда по определенным наименованиям таковая разница чересчур существенна)

и — возможно — налог с доходов физлиц, но тогда — с обязательным частичным возвратом его этим физлицам по чекам, подтверждающим их отоваренный на благо экономики спрос, а не осуществленный вместо этого обмен зарплат и прочих доходов на СКВ и не вышеупомянутый «паразитизм в квадрате» — вывоза капитала.

Причем, борясь за спрос, не стоит так уж бояться спроса на, условно говоря, китайское. Конечно, в идеале — всё экспортировать и ничего не импортировать, заставляя весь зарубеж давать работу и деньги нашей экономике, а не самим давать работу загранице. Но пока реализация чудесных лозунгов на практике не получается, не страшно, если покупает народ хотя бы и чужое: это тоже оплата отечественной добавленной стоимости — услуг торговли да всей прочей сопутствующей инфраструктуры.

Далее, налог с оборота (возвращаемся к нашим баранам), если его внедрять для всех, а не, как сегодняшний единый налог, для миниатюрных и минимизаторов, должен быть обязательным, то есть безо всякой добровольности типа «хочу — как раньше, хочу (если выгодно) — по-новому». Иначе будут лишь потери и дискредитация: что позволено (и правильно) для малых, недопустимо разрешать для всех сразу.

О льготах. Никуда от них не деться. Так, в особо исключительных критических случаях (производство ценное, а менеджмент исторически сложился невдалый) должна, видимо, оставаться и возможность каких-то индивидуальных послаблений на законодательном уровне.

Следующее соображение: учесть следует также то, что налоги и, да простится нам, эмиссия — взаимозаменяемы. Они могут (в случае чего) друг друга подстраховать и имеют практически одинаковую природу: и то, и другое перекачивает средства от юр- и физлиц (управляемая грамотно инфляция, по сути, является стимулирующим спрос налогом на НЕДОпотребление). Но при этом цели налогообложения — социальные (на врачей, учителей, милицию etc) и попутно экономические (перераспределение спроса), цели же эмиссии — наоборот, экономические и попутно социальные (спрос не просто «от людей», а от самых незащищенных). Разумеется, перебарщивать ни с тем, ни с другим нельзя, а вот плавно перетекать «друг в друга вместо друга» эти факторы экономического госрегулирования вполне способны (кому надо, тот понял, да и так это знает).

Эмиссия вовсе не «раскручивает» инфляцию, а лишь «официально признаёт» инфляцию затрат, существующую объективно, и позволяет успешно заменять неизбежные (без нее) кредиты; при этом эмиссия является самым простым и естественным экономическим регулятором: спрос раскручивает производство, а оно уже обеспечивает напечатанную денежную массу;

монетаристское же ограничение этой денежной массы (давно устаревшее) способно противостоять лишь инфляции спроса, а инфляцию затрат, наоборот, усугубляет — как непосредственно дороговизной денег, так и отсутствием конкуренции в стоя?щей экономике.

Понятно, что и налоги, и эмиссия влекут определенные жертвы, но без таких общественно необходимых жертв экономика невозможна, и закрывать на это глаза, зарывая — для верности — голову в песок, смысла нет. Многие уже прошли через такое зарывание — и зарвались. Сначала, имея гривневые доходы, соглашались брать кредит, зафиксированный в инвалюте, а потом громко и с выражением рассказывали, что у них нет столько валюты. Причина же проста: отсутствие в отечественном менталитете привычки соизмерять «хочется» и «можется». Классно было бы всё иметь:

работая как в Украине, а живя как в Америке,

обходясь при этом в стране с самоедской сверхзатратной экономикой и без налогов, и без эмиссии с инфляцией,

поругивая очередное правительство за недостаточно гарантированную социальность всевозможных социальных гарантий,

да питаясь за счет добрых иностранцев, стабильно и регулярно ссужающих столь замечательный народ постоянными безвозвратными кредитами,

а внезапную температуру (вырос курс) легко излечивая запихиванием больного в холодильник (ручное управление)...

Но — не совсем получается. Живя так, как сейчас, Украина ворует будущее у будущих украинцев.

Александр Кирш,
заслуженный экономист Украины,
шеф-редактор журнала «Бухгалтер»

P. S. Ну а подробнее о том, как можно гораздо более достойно существовать, не воруя при этом ни у государства, ни у потомков, применяя для этого средства весьма простые (как упрощенное обложение — но не только оно!),— см. здесь: http://www.samoe.in.ua/index.php?pub=323 («Экономическое электричество») и еще здесь: http://www.samoe.in.ua/index.php?pub=346 («Экономическая касторка»). Всем привет, приятного лечения, все будет хорошо. Особенно — если не желать невозможного.

 

Постоянный адрес материала http://samoe.in.ua/index.php?pub=355

При перепечатке ссылка на www.samoe.in.ua обязательна.

© А.Кирш концепция, структура, содержание,сюжеты рисунков | © А.Левин оформление и техническая разработка | © В. Лотоцкий рисунки
2010 г.