Самое

Авторский сайт
Александра Кирша

Лучшее у других

Дайджест Капитали$та

Видео

Loading...

Видео

Еще видео

Футбол

Картинная галерея

(Можно ли считать форс-мажорными обстоятельствами военное положение)
Матрица-2 (Стоило герою сериала послать в ж... МВФ)
— Как рассчитать пени-с? — Да вот так-с! (Пеня за неуплату НДС рассчитывается автоматически)
Еще картинки>>>

Накануне Года Народных Решений

Начнём с самого нашумевшего. «Под ёлочку» Владимир Зеленский заявил о намерении принять участие в выборах президента Украины. Как Вы оцениваете такой шаг и относитесь к происходящему вокруг выборов?

Александр Кирш: Это грустно и смешно, все одновременно. Обычно в качестве примера приводят экс-президента США Рональда Рейгана. Но Рейган здесь ни при чем, так как он после долгого актерства длительное время занимался политикой до решения пойти в президенты. В частности, он был губернатором штата Калифорния, как, кстати, и Арнольд Шварценеггер, который тоже имеет актерское прошлое. Но одно дело быть губернатором процветающего штата, и совсем другое – быть верховным главнокомандующим в стране, которая воюет. Для меня это смех сквозь слезы, для меня это не нормально. Что Зеленского в рейтингах ставят то вторым, то третьим, что он реально может выйти во второй тур.

Фактически за него будут голосовать «по приколу» — кто против всех. Его реальная программа неизвестна, известна только программа героя сериала. После того, как его герой послал МВФ «в задницу», рейтинг актера вырос в разы. После того, как он в одной из серий перестрелял Верховную Раду, его — актера! — рейтинг вновь вырос в несколько раз. Пусть он скажет, что это его программа. Возможно я прощу ему расстрел Верховной Рады за то, что он послал МВФ «в задницу», но пусть он сделает это грамотно, а не просто так, в разгар войны, разорвет отношения. 

Если серьёзно, то нам нужно идти хотя бы «греческим» путем – не внезапно, резко, мгновенно и грубо, а постепенно объясняя, что сильная Украина нужна Европе, что без сильной Украины Европа останется один на один с Россией. Потому что объективно, когда повышаются тарифы накануне выборов и принимаются другие непопулярные решения с подачи МВФ, это все «на руку» пятой колонне.

На выходе мы имеем «матрицу». В обществе и в жизни мы отдалены от реальности. Мы голосуем за актера, хотя нам нравится герой фильма. Это ненормально, как и его рейтинг, как и то, что переставили поздравление президента. Вместо этого сделали некое «шоу» из выдвижения «клоуна». Ну и вообще, путь клоуна в президенты, в принципе, теоретически, возможен. Но это говорит не о том, что в стране все в порядке, а о том, что электорат, мягко говоря, разочарован.

Что должно измениться в стране, чтобы люди почувствовали изменения к лучшему? Чиновники должны начать меньше воровать? Должны быть реализованы эффективные реформы? Или просто рост зарплат?

Александр Кирш: Многие говорят, мол «если перестанут воровать, то станет гораздо легче». Я посчитал: если действительно перестанут воровать, легче станет, но одноразово и не очень существенно.

Страна живет не хуже, чем это должно быть согласно тому, как она экономически себя ведет. Мы ничего своего не потребляем, кроме того, что связано со ртом. То, что можно съесть, выпить или выкурить, мы потребляем свое. Все остальное, что мы потребляем,– импортное, иностранное. Не только автомобили, но и одежду. Такие страны объективно не «живут». Здесь никуда не денешься.

 

Конечно, есть еще некая сфера услуг, но она слишком ничтожна, и она не имеет достаточного удельного веса, чтобы быть определяющей. Когда мы своего ничего не потребляем, когда мы даем работу только китайцам, такая экономика не может долго жить.

Должны быть экономические предпосылки. А экономические предпосылки – это не жизнь на кредитах МВФ, которые стали для Украины «наркотиком», потому что все зависит от «дозы». И мы не можем «слезть с этой иглы» - чтобы возвращать предыдущие, мы должны брать новые кредиты. Украина до сих пор продолжает рассчитываться по долгам Януковича. Потому что мы рассчитываемся по старым долгам, для этого берем новые. Рассчитываемся по новым, берем снова новые, и так до бесконечности. Нужно вести с МВФ более жесткий диалог. Но самое главное – нужно принимать те законы, которые МВФ нам не позволяет принимать.

Несколько лет назад уже был готов проект налоговой реформы. Но после выступления тогдашнего вице-президента США Джо Байдена, ее даже не поставили на голосование.

Был готов проект закона о налоге на вывод капитала, но его тоже не поставили на голосование, хотя он должен был заменить налог на прибыль, просто потому что МВФ был против. А МВФ вообще против того, чтобы Украина развивалась. Украине нужны инвестиции, а МВФ нужно, чтобы мы брали его кредиты. Причем Фонд дает кредиты не ради того, чтобы получать проценты,– на процентах с Украины не наживешься. Фонд дает кредиты для того, чтобы Украина «еле дышала, но дышала». То есть, страну чуть-чуть «подкармливают», чтобы она не была слишком сильной, не выходила на западные рынки со своими товарами, а наоборот, поставляла Западу дешевую рабочую силу. Пока у нас нет реального противовеса МВФ, пока мы вместо жесткого диалога слушаем его требования, включая кадровые. И по этой причине у нас то министр экономики странная фигура, то министр здравоохранения – еще более странная.

Пока мы принимаем не те законы, которые нужны для привлечения инвестиций, а просто «дерибаним» кредиты, которые дает МВФ, не развивая экономику. Удивительно, как до сих пор вообще экономика существует. Видимо, на старых запасах.

Несколько лет назад снизили ставку единого социального взноса (ЕСВ). Это правильное решение, ведь оно позволит снизить давление на фонд зарплаты. Но не было компенсатора. А когда нет компенсатора, пришлось снова повышать ставку ЕСВ, но при этом его рост назвали «ростом минимальной заработной платы». Реально люди зарплату и так получают в зависимости от того, насколько предприятия способны платить. Поэтому, если предприятие может заплатить, оно платит, его для этого не нужно «подгонять», оно само не хочет, чтобы люди разъехались. Потому что когда весь Тернополь уехал в Польшу, то Днепр «переезжает» в Тернополь, и уже в Днепре тоже вынуждены повышать зарплату. Предприятия и так в этом заинтересованы. То есть это был не рост зарплат – предприятия и так платят, насколько могут, а если не могут, переводят людей на полставки или на четверть.

Дело в том, что хоть переводи человека на полставки, на четверть ставки, хоть получает предприниматель доход, хоть не получает, а все равно он обязан заплатить 22% от минимальной зарплаты в госбюджет. И вот этой суммы никак не избежать. Поэтому просто повысили ЕСВ, сделали его обязательным, независимо от того, получает ли человек доход или полную ставку, а назвали это «рост зарплаты».

Тем временем идет «показуха» и бессовестный «дерибан». Например, у меня есть экономическая программа. Она была опубликована, она была поставлена на голосование в Сети и собирает много процентов голосов — и в отношении пенсионной реформы, и в отношении налоговой реформы. Но она, получается, никому не нужна, никого в не интересует.

А при утверждении бюджета просто идет соревнование кланов. Поскольку бюджет зависит только от воли МВФ – в стране присутствует внешнее управление. Просто это внешнее управление не со стороны Москвы, а со стороны Вашингтона и Брюсселя. Какую независимость мы празднуем в День Независимости 24 августа? Независимость от кого? Мы сменили хозяина. Новый хозяин нам диктует законы, новый хозяин не принимает нас напрямую в Европу и европейские структуры. Он не выполняет не то, что Будапештский меморандум, а даже более мелкие договоренности – он диктует нам кадровые решения, диктует нам, какие законы принимать, а какие не принимать. Он оберегает Европу от украинских товаров, он следит, чтобы Украина не производила того, что в Европе может найти спрос. А торговля с Китаем идет фактически в одну сторону — только импорт.

Внешнее управление касается и работы парламента. В действительности в Верховной Раде все решают не более 10 человек - руководители фракций. Может, они и должны быть реальным составом парламента. Получили партии какое-то количество голосов и раскладывают «пасьянс» - у меня 40%, у меня 20%, у меня 10%, и сами приняли решение. Зачем 450, 420 дорогостоящих депутатов в стране, которая находится под внешним управлением? В стране, где сегодня президент говорит одно, а наутро другое, потому что вечером был звонок из МВФ.

Тем не менее, представители власти, а также международные аналитики говорят о росте ВВП и на основании этого делают позитивные прогнозы.

Александр Кирш: Я не верю статистике о росте валового продукта. Я же экономист, я знаю, как можно увеличить валовый продукт на уровне цифр. Когда предприятия торгуют друг с другом, а конечный потребитель практически ничего не берет, это как ресторан, который работает для поваров. Сами повара приготовили и сами же все и съели. Ничего никому не продали. Но чем больше посредников — тем больше «ВВП».

Но когда страна ничего своего не потребляет, то и стабильный курс валюты ни о чем не говорит. Это стабильность кладбищенская. Стабильность должна быть, когда в стране есть занятость. Главный критерий деятельности Федеральной резервной системы – американского аналога Национального банка – хотя она и частная, но работает на государство, это занятость в стране. Потому что занятость, с одной стороны, обеспечивает товары как результат производства, а с другой стороны, занятость обеспечивает платежеспособный спрос. И чем больше платежеспособный спрос и чем больше товаров, тем выше экономический уровень и тем на более высоком уровне соотношение спроса и предложения.

Конечно, хорошо, когда спрос соответствует предложению. Но плохо, когда и то и другое – нулевое и только потому соответствует друг другу. А вот с точки зрения ФРС ключевым показателем является не стабильность валютного курса. Они готовы доллары разбрасывать с вертолета, они готовы к серьезным колебаниям курса валюты. Для них маркер стабильности экономики – уровень занятости населения.

В Украине занятость не выросла. Трудоспособные люди уезжают, предприятия вынуждены спасаться от хищнических налогов. Хищнических не потому, что их такими делает Верховная Рада, а потому, что, во-первых, МВФ запрещает принимать нормальные законы – их даже не ставят на голосование, и во-вторых, слишком много зависит от «дерибана», который Министерство финансов ведет совместно с налоговой службой. Особенно когда Минфин возглавлял Александр Данилюк. Сейчас снова пошли проблемы с возмещением НДС, сейчас снова «электронное администрирование НДС» сводится к тому, что блокируют налоговые накладные в электронном режиме, а разблокируют вручную. Но какое же это электронное администрирование, если в одну сторону оно электронное, а в другую уже в ручном режиме? То есть вся коррупция сохранилась, просто она, может быть, переехала в Киев, но от этого механизм не перестал быть коррупционным.

Важно не столько то, что прописано в законах, сколько то, как они действуют. А действуют они так, как этого пожелает руководство налоговой и таможенной служб. То, что сейчас творится на местных таможнях, то, что творилось и продолжает твориться, несмотря на принятые законы касательно ввоза автомобилей, можно было бы пресечь, будь на то политическая воля. Политической воли нет, есть массовый «дерибан».

Защита отечественного производителя велась крайне неуклюже, через сумасшедший рост акцизов. Свое автомобилестроение все равно не спасли. Но зато, подняв акцизы, развели незаконные, нелегальные «евробляхи», поставив людей в такое положение, когда они вынуждены пользоваться недостатками законодательства.

Машины на «еврономерах» до недавнего времени были одним из самых острых вопросов. Что по-вашему породило такую коллизию?

Александр Кирш: Ситуация выглядит как в анекдоте: «Когда я заправляю автомобиль, он становится дороже в 2-3 раза». У нас привыкли ездить на автомобилях «за двести долларов». Кто-то сказал: «Кожен українець має право на дешеве авто». Я не знаю, может быть мы спутали украинца с жителем Объединенных Арабских Эмиратов, где есть нефть. Каждый украинец не должен иметь право на что-то по рождению. Но он должен иметь право реально заработать на нормальный автомобиль, а не быть вынужденным в 30 лет покупать дешевый автомобиль, потому что ему государство и экономический механизм не создали условий для реальной работы. Поскольку мы поменяли строй, человек сам должен зависеть от своей квалификации и понимать эту зависимость. Он своей квалификацией должен вынуждать работодателя платить ему высокую зарплату. А в Украине до сих пор распространен «совковый» менталитет, его еще называют «патернализм». Когда человек говорит «я готов работать, дайте мне работу». Одной готовности мало, нужно иметь высокую квалификацию. Она есть не у всех, поэтому если люди с низкой квалификацией, или с высокой, которые не нашли работы из-за налогового произвола, они выезжают за рубеж. Это не нормально.

Именно за последние годы усилился отток рабочей силы за рубеж, возрос до невероятного уровня налоговый произвол. Да и сами решения принимаются чисто тактически, а не стратегически. У каждого правительства задача – пережить зиму, пережить лето, пережить осень, пережить выборы. Это разве стратегия? Это чистейшая тактика, стратегии ни у кого нет. Носитель стратегии и, следовательно, стратегических национальных интересов – это только бизнес. У правительства нет стратегии, кроме сиюминутной. Пережить зиму любой ценой – взять кредиты, отложить, и пусть следующее правительство возвращает и решает сегодняшние вопросы. Они оправдываются какими-то не вполне внятными реформами. В первую очередь, пенсионной и медицинской.

А что «пошло не так» с медицинской реформой?

Она была бы хороша, возможно, в США. Хотя и там проблема с медицинской реформой, и Трамп отменяет реформу Обамы. Но она рассчитана на электронное обеспечение, на wi-fi во всей стране – на то, чего у нас нет. Она рассчитана на присутствие лекарств и на высокий уровень врачей, которых тоже нет. В Украине сегодня недостаточно врачей и лекарств. Массово не хватает инсулина. И.о. министра здравоохранения даже не знает, в каких объемах не хватает лекарств. И в этих условиях проводить те преобразования, по американским рецептам, которые были бы нормальны в нормальной стране, где нормальная ситуация с wi-fi, с квалификацией, с лекарствами, с медицинским оборудованием, приводит к тем плачевным результатам, которые мы имеем сейчас. Но когда это еще и натыкается просто на произвол, это печально.

Вы сказали, что ранее вектор развития Украины определяла Москва, а теперь это делают Вашингтон, Брюссель и МВФ. Есть ли какой-то третий, более независимый вектор развития.

Александр Кирш: Третий вектор развития есть. По этому пути пошла Греция, правда она не находилась в состоянии войны и ей было проще. Не нужно так бояться слова «дефолт» - это не такая дикая катастрофа по сравнению с тем, что есть сейчас, когда экономика ничего не производит и мы живем на чужих кредитах, то есть, мы живем на «игле». Это слишком дорогая цена. Лучше уж был бы дефолт, но свой, чем жить на чужих деньгах, на которых мы подсажены, как на «иглу», что не является нормой. Нужно вести кропотливую работу с МВФ, но для этого нужно быть самим материально незаинтересованным. А если каждый, кто ведет переговоры, хочет получить от транша МВФ свой «кусочек», то он заинтересован в том, чтобы получить транш любой ценой, в том числе и продавая экономическую независимость.

Я все время пытался объяснить экс-министру финансов Наталья Яресько – «Что вы делаете? Вы же этими решениями ставите под угрозу не только существование Верховной Рады текущего созыва, не только уход нынешней власти, вы же ускоряете приход «пятой колонны», пророссийской колонны».

Кто выигрывает от того, что даже накануне выборов растут тарифы? Такого никогда не было, всегда хотели ублажить население, чтобы не проиграть выборы. Это подло и цинично, но хотя бы перед выборами тарифы снижали, а пенсии увеличивали. Сейчас даже перед выборами этого нет. Власть утратила инстинкт самосохранения. Власть просто открыто и явно передается ее открытым противникам, за которыми стоит Россия. Власть передается «пятой колонне».

Где сегодня Яресько? В Пуэрто-Рико. Где сегодня «лучшая банкир мира» Валерия Гонтарева, которая устроила скачки курса 12-36-22 гривен в течение короткого периода с выгодой «для хозяина» и тех, кто знал наперед о таких маневрах. Которая также обрушила многие банки, разорявшие вкладчиков. Она опять же за рубежом, где-то в Лондоне. Читает лекции. Видимо, о том, как грамотно обрушить экономику так, чтобы ей ничего за это не было. Неужели МВФ этого не видит?

Получается, Запад для нас сейчас слабый союзник? Ведь тот же «Северный поток-2» так остановить и не удалось и угроза со стороны РФ только возрастает. Почему надежды на помощь Европы и США себя не оправдывают?

Может быть, некому объяснить Европе, что, например, «Северный поток» даже если и дает некий экономический выигрыш, помогает России, и тем самым, ослабляя Украину, ослабляет мировую цивилизацию в целом. Потому что следующей за Украиной будет Прибалтика, дальше будет Польша, дальше будет усиление российского влияния в других странах мира. Мы видим, как Россия влияет на выборы в Италии, в США. Как усиливается российское влияние совершенно другой идеологии, совершенно другой постановки мирового порядка. Запад всего этого не видит, он видит только сиюминутную выгоду, идет политика умиротворения агрессора, которая была 80 лет назад и была ознаменована Мюнхенским сговором.

На Западе кроме Ангелы Меркель нет политиков, равноценных, скажем Уинстону Черчиллю или Шарлю Де Голлю, которые могли бы противопоставить себя диктатуре. Для них сиюминутный выигрыш от «Северного потока», для них закабаление Украины «руками» МВФ важнее, чем то, что Россия, став сильнее, поглотив Беларусь и за ней часть Украины, обрушится всей своей мощью на западную цивилизацию. Это нужно объяснять. Я бы мог это объяснить. Просто этим занимаются не специалисты, специалисты никому не нужны, никому не интересны, к их советам никто не прислушиваются. Переговоры ведут те, кто не заинтересован в процветании страны, поскольку у него нет других интересов, кроме как получить «кусочек» от того, что сегодня дадут, а потом «удрать» с этим кусочком.

К слову, повышение цены на газ под давлением МВФ многие называют экономически обоснованным.

Когда нынешние коммунальные тарифы называют экономически обоснованными – это беспредел. Не нужно этими словами оскорблять экономику. Экономически обоснованные тарифы диктует рынок. Это те тарифы, которые диктуются на основе соотношения спроса и предложения. Через ту цену, которую население готово платить, может заплатить, и её соотношение с себестоимостью. Но это действует при конкуренции. Но у населения нет альтернатив. Люди не могут выбирать покупать газ у того поставщика, или у того. Народ вынужден пользоваться услугами и платить за них.

Значит, это никакие не экономически обоснованные тарифы, а просто монопольно высокие цены. И на фоне таких сверхвысоких цен НАК «Нафтогаз Украины» сам себе выписывает миллионные премии за дело, которое фактически не он выиграл, а совсем другие юристы, и которые ещё не поступили в страну. Естественно это раздражает людей. Когда дикие, снятые с потолка тарифы, накрученные на эти «левые» премии, называют экономически обоснованными. Еще и установленные на домах счетчики — не индивидуальные, как в законе и подробнее в моем законопроекте, по которым бы платили за реальное потребление, а общедомовые «коммунистические». Конечно, люди озлоблены и настолько расстроены этой несправедливостью, что они уже готовы избирать клоуна «назло всем».

Сейчас в стране все взаимосвязано. Нельзя отдельно вопрос выбора клоуна Зеленского ставить от того, что происходит с тарифами, да когда еще эти тарифы называют экономически обоснованными, как если бы был рынок, которого нет. Все связано.

Ещё одним резонансным событием уходящего года стало возвращение главы ГФС Романа Насирова на свою должность решением суда. При этом с самой структурой происходят довольно странные метаморфозы. Что всё это значит?

Недавно Государственную фискальную службу снова разделили на отдельно налоговую и отдельно таможню? Для того, чтобы Роман Насиров не смог вернуться на прежнюю должность главы ГФС. Дело против Насирова «шито белыми нитками». Я изучал статью 100 Уголовного кодекса. Он совершил бы преступление, если бы не сделал того, что он сделал. И на эту тему было судебное решение – что он обязан был это подписать, иначе действительно было бы преступление.

Для банков, когда банк дает ссуду под проценты, это считается прибыльной операцией. Почему для налоговой то же самое считается убытком, нанесенным государству? Если предприятие осталось жить, осталось «на плаву», платит хоть какие-то налоги, погашает, ещё и с процентами, прежние долги. Что государство потеряло? Что вообще можно ожидать от дела, которое в точности составлено по той статье Налогового кодекса, которую в отношении убытка в принципе просчитать невозможно? Потому что убыток по 100-й статье, по которой привлечен Насиров, должен быть рассчитан в результате сопоставления: «А что было бы, если бы это решение не было принято?». А просто не было бы ни предприятия, ни налогов. Но это никто не считает, было просто улюлюканье толпы, был социальный заказ на то, чтобы посадить кого-то из больших начальников.

Такое впечатление, что предъявляют то, за что и посадить нельзя, и можно долго вести дело, чтобы просто «держать на веревочке». А когда суд принял решение о незаконности увольнения, а увольнение это действительно было формально совершенно незаконным, расформировывают ГФС.

Разве это нормально, когда налоговая милиция исчезает из-за просто ошибки в законе, допущенной клерками, которую не исправили? Разве нормально, когда налоговую службу раздваивают просто, чтобы прежний глава не смог вернуться на прежнюю должность?

Мы помним время, когда было три генеральных прокурора. Но это почему-то не приводило к тому, что Генеральную прокуратуру делят на три части. Сейчас пошли именно по этому пути. Это ненормально, это чистейший произвол и беспредел.

По поводу бича нашей экономики – коррупции. За последние годы в Украине были созданы и действуют несколько структур по борьбе с коррупцией – НАБУ, САП, НАПК. Какое из них работает наиболее, а какое наименее эффективно? Какова причина регулярных конфликтов между этими ведомствами и как их избежать?

Александр Кирш: Все эти ведомства «сражаются» друг с другом и до сих пор не посадили ни одного коррупционера. При этом посмотрите, сколько они «сожрали» зарплаты, сколько сами себе понавыписывали премий. Как объявили на всю страну: «от того-то ущерб столько-то, миллиардов, от того-то ущерб столько-то миллиардов». Так верните же эти средства и докажите их вину. Ни по кому ничего не доказано.

Прокуратура – отдельно, САП – отдельно, НАБУ – отдельно. Ничего не доказано. Никто не сидит. Кого посадили, того сразу же выпустили. Такое впечатление, что у нас борьба с коррупцией ведется ради борьбы с коррупцией. Мне кажется, что больше всего коррупции в Украине сегодня как раз в сфере борьбы с коррупцией.

Вот хотели на антикоррупционеров распространить правило декларирования. Вот, дескать, если ты такой честный, если ты все свои доходы получил за борьбу с коррупцией, почему же ты боишься их декларировать? А потому что борьба с коррупцией тоже стала бизнесом. Могу написать, могу не написать. Могу полезть туда, могу не полезть туда. И следом за выходом во власть, что, видимо все-таки на первом месте, второе по выгодности, с точки зрения коррупции,– это борьба с коррупцией.

Может ли как-то повлиять на ситуацию создание Антикоррупционного суда?

Александр Кирш: Сложно сказать. Если Антикоррупционный суд действительно будет избираться международными инстанциями, если там действительно на кадры будут влиять серьезные международные институции, есть надежда на то, что этот суд себя оправдает, иначе все ограничится просто сменой вывески. Я жду, пока он заработает.

Как вы оцениваете агрессию России в Черном море? Правильной ли была реакция президента Порошенко и временное введение военного положения на месяц? Дало ли военное положение реальный смысл? Получила ли страна желаемый результат или результата нет вообще?

Александр Кирш: Я не военный и мне сложно говорить однозначно. Могу лишь сказать однозначно, что ненормально, когда депутаты голосуют за документ, в котором есть секретный пункт, и даже депутаты не знают, что в этом пункте. Ненормально, что вопросы войны и мира обсуждались в открытом режиме, в присутствии прессы, из-за чего все это превратилось в политическое шоу, вместо того, чтобы действительно решались вопросы войны и мира. И на таком фоне не понятно, а для чего тогда вообще существует закрытый режим? Если даже вопросы войны и мира решаются на открытом заседании, превращая обсуждение, где даже для депутатов остался секретный пункт, в фарс. В предвыборный фарс, где происходит просто соревнование популистов.

Я не знаю, я вижу только один реальный результат от военного положения – перенесли один международный футбольный матч из Харькова в Киев. Ещё участились повестки из военкоматов. Может быть, есть что-то такое, что мне неизвестно. Вряд ли Владимир Путин испугался военного положения. Возможно, это было давление на мировое общественное мнение, чтобы все-таки отложить «Северный поток-2». Чтобы продемонстрировать, что Россия лжет, когда говорит «нас там нет». Теперь очевидно, что именно Россия, российский флот вел борьбу с украинским флотом в Азовском и Черном морях. То есть, России все сложнее отнекиваться, а Европе все сложнее не замечать прямой российской агрессии.

Нужно ли было вводить для этого военное положение? Не мне судить. Точно также не мне судить, а следовало ли реагировать в 2014-м году более серьезно и более жестко, когда Крым был оккупирован без единого выстрела просто на испуг. Может быть, тогда следовало проявлять смелость, а не сейчас, вводя с опозданием на четыре года военное положение и разрывая Договор о дружбе между Украиной и РФ.

У нас вообще какая-то странная война. Я себе не представляю, чтобы в 1943 году действовал Договор сотрудничестве между СССР и Германией. Мы, видимо, вошли в Книгу рекордов Гиннеса. У нас более 4 лет война, пусть и гибридная, которая сочетается с действием Договора о дружбе и сотрудничестве. Россия была лидером, да и сейчас, возможно, остается, по экономическим взаимоотношениям.

Только сейчас российскую церковь назвали российской — и она обиделась. Заодно на Востоке пошли опасения, что теперь в церкви заставят молиться по-украински. Ничего подобного. Язык молитвы и язык служения, всегда определяет громада. Даже если это будет не российская церковь, а украинская, каждый молится как хочет. И священник читает молитву на том языке, на котором говорит его паства. То есть на религиозном фронте еще слишком много слухов и слишком мало сопротивления этим слухам.

Получается, предоставление автокефалии пока что не решает исход победы в противостоянии с Москвой?

Александр Кирш: Рано подводить итоги. На Востоке страны отношение к этому гораздо более настороженное, чем на Западе, из-за информационного вакуума. На Востоке считают, что предоставление Томоса приведет к насильственному внедрению украинского языка в церквях, что на самом деле неправильно, чего на самом деле не будет, чего никто не собирается делать. Не будет ни насильственного захвата церквей, ни насильственного перевода на другой язык только потому, что российскую церковь называют российской.

Когда говорят, что это украинская церковь, но Московского патриархата – это столь же нелепо, если бы в 1943 году была бы советская церковь берлинского патриархата. Давайте в таком случае мусульманскую мечеть назовем «Украинская церковь тегеранского патриархата» или «эль-риядского патриархата». Должно быть название страны, а не города. И когда это страна-агрессор и ее церковь имеет право иметь капелланов на передовой, то нужно прямо говорить: «Это разведчики» и нужно всех называть своими именами. Оккупацию – оккупацией, а разведку разведкой.

У нынешней власти есть множество ошибок, которые Вы перечислили, в том числе не самое успешное сотрудничество с МВФ. С другой стороны, есть Томос, безвиз, реформы. Учитывая совокупность факторов, у власти шанс удержаться?

Александр Кирш: Я бы не говорил вообще о нынешней власти. Ее не существует, как не существует и коалиции. Посмотрите, как голосует за бюджет правящая фракция «БПП» – да чуть ли не 50 на 50. А ведь это не ратификация договора с Бурунди, это не переименование «Первомайки» в «Надрагайловку». Это бюджет. И если одно из основных голосований года в правящей фракции происходит по принципу 50 на 50, если в этой фракции есть часть, которую контролирует Петр Порошенко, часть, которую контролирует Виталий Кличко, часть, которую контролирует Владимир Гройсман, часть, которую никто не контролирует – так называемые «еврооптимисты», есть совсем уникальные фигуры типа Сергея Каплина, и вся эта вместе взятая фракция называется «БПП», то разве есть такая фракция? То есть, даже если нет правящей фракции, как можно говорить о правящей коалиции? Естественно все голосования происходят ситуативно, с помощью «кнопкодавства», поэтому решения идут с 5-6 раза. Иногда мы видим, как «БПП» вдруг проголосовала чуть больше, зато чуть-чуть меньше проголосовала другая депутатская группа «Воля народа». А когда часть депутатов «БПП» меняет свою позицию на противоположную, то в обратном направлении действует «Воля народа». Такое впечатление, что есть некие сговоры с совершенно неожиданными политическими партнерами для того, чтобы продавливать те или иные решения.

Мы не можем сказать, что какие-то партии голосуют слаженно с другими. В этом смысле «Народный фронт» гораздо более однороден, чем «БПП». Но когда фактически нет правящей фракции, сложно говорить о правящей коалиции. Сложно говорить о власти, когда известно о напряженных отношениях президента то с одним, то с другим премьер-министром, о драках внутри парламента. О том, что не президент решает множество вопросов, которые должен был бы решать Верховный главнокомандующий.

Вместо власти у нас некий политический вакуум, некое сборище министров, которые пришли на пару дней и непонятно почему задержались. Мне непонятно почему недавний начальник райсобеса вдруг становится министром социальной политики и проводит пенсионную реформу. Почему человек без высшего образования с двойным гражданством проводит медицинскую реформу, плохо владея ситуацией в той стране, куда она послана. Почему министр финансов не понимала, что делала настолько, что полгода разбиралась с тем, опыт какой страны взять. В конце концов, взяли за основу бюджет и налоговый кодекс, написанные за рубежом, которые не подошли и в последний момент Верховной Раде пришлось писать свой вариант. Очень много необъяснимого в том, что называют «властью».

В Украине сегодня нет единого, что можно назвать «властью». Президент и премьер-министр регулярно говорят разные вещи, их представители в парламенте по-разному голосуют. Все это делает более возможным радикальную смену власти. И самое худшее, что могло бы произойти в этой ситуации – это приход «пятой колонны» или формирование «пятой колонны» как серьезных политических оппонентов.

К счастью, «пятая колонна» сама раздроблена. Мы видим там «Оппоблок» во главе с Новинским и Вилкулом, видим «Наши» во главе с Мураевым, видим какую-то религиозную партию во главе с Добкиным и видим «За життя» во главе с Рабиновичем и Бойко. Это еще хорошо, что пророссийские силы разбиты на несколько частей. А если они возьмут и соберутся воедино? Да им же нынешняя власть расстелила «ковровую дорожку» для этого. Это не просто отдельная ошибка, а системная, суть которой в необъяснимых решениях.

Конечно, у власти есть и позитивные наработки. Но даже такие достижения, как Томос, воспринимаются по-разному на Западе и на Востоке. Безвизовый режим объективно привел к тому, что туристом стало быть легче, но людям стало также легче уезжать за границу и в результате они работают там на чужую экономику, не на нашу. Поэтому даже в том, что мы называем достижением, на самом деле не такое уже и достижение. Пенсионную реформу язык не поворачивается назвать достижением.

Я лично наибольшее достижение вижу в области МВД. Там действительно все-таки поменялось отношение – чем выше уровень, тем больше степени. К сожалению, мы не смогли пойти грузинским путем и поменять всех – Америка не дала столько денег, да и у нас нет столько кадров. Тем не менее, определенные изменения все-таки есть и позитивны.

Что касается реформы образования, то Лилия Гриневич для меня позитивный деятель в этом смысле. Хотя опять же, не все удается в отношении языковой проблемы – там есть некие недоработки, но я бы все-таки их отнес на счет Министерства иностранных дел. МИД вообще работает крайне невнятно. Не всегда шаги Министерства иностранных дел понятны.

Что бы вы хотел пожелать нашим читателям в этом году?

Александр Кирш: Оптимизма и максимально серьезно отнестись к выборам.

Постоянный адрес материала http://samoe.in.ua/index.php?pub=1165

При перепечатке ссылка на www.samoe.in.ua обязательна.

© А.Кирш концепция, структура, содержание,сюжеты рисунков | © А.Левин оформление и техническая разработка | © В. Лотоцкий рисунки
2010 г.